Культура

Сергей Пузырёв: мы Жанну жечь не будем, но насчет финала еще думаем

В Орловском театре для детей и молодежи «Свободное пространство» готовится премьерный спектакль по пьесе болгарского драматурга Стефана Цанева «Вторая смерть Жанны Д’Арк».

пузырев

Режиссер спектакля Сергей Пузырёв, немного приоткрыл интригу постановки.- Я назову персонажей, которые присутствуют в спектакле. Там есть, естественно, сама Жанна, Палач, что, в общем-то, не удивительно для этой истории. Но есть еще один персонаж – Бог. Если в легенде о Жанне говорится о том, что она слышала голос Господа и он ее вел, то здесь Он является отдельным самостоятельным персонажем.

— Главный вопрос – сохранить ли себе жизнь или сохранить подвиг, который был свершен. И к героине приходит Бог. И здесь возникают, наверное, самые сложные перипетии… Это неоднозначный персонаж. Очень сложно понять его мотивировки. Потому что, если его очеловечить, то с этой точки зрения, он понятен. Но когда мы начинаем думать о том, что это все-таки Бог – сверхъестественное и всемогущее существо, то многие его мотивы и цели становятся труднопонимаемыми для человека. «Неисповедимы пути Господни».

— Все помнят, что Жанну судили за ересь и что ее могли бы и не сжигать, но с условием, что она отречется. Это отречение давало ей возможность остаться в живых, но при этом перечеркивало всю ее деятельность. И вот это решение, повторяюсь, сохранить жизнь или сохранить подвиг, становится краеугольным и в реальной истории, и в этой пьесе. Здесь это попытка пройти через определенное состояние раздвоенности: с одной стороны человек думает о Боге, а с другой – может воровать из кармана мелочь. И эта раздвоенность делает человека очень несчастным, потому что с одной стороны он стремится к Господу, ну или к какому-то человеческому состоянию с большой буквы, а с другой стороны, все время впадает в какое-то скотство.

— И вот на сцене появляется третий персонаж – Палач. У него есть замечательная черта, он – патриот. Он на самом деле обожает Жанну, и в пьесе как раз поднимается тема, что работа – это одно, а убеждения – это другое. Да, но при этом он жутко страдает. Палач понимает, что это не совсем нормально, но он как раз и расширяет эту тему двойственности. Что все люди такие: и высшее духовенство, и палачи, и крестьяне. И это самая большая боль, к вопросу о том, почему человек не может быть счастливым. И, возможно, то решение, которое Жанна принимает, в результате делает ее цельной. Ведь пока человек находится в состоянии «ни там, ни там», у него постоянное чувство вины: я сделал, но вдруг, это плохо, и не сделал – тоже плохо. Ладно, я буду святым, но как же хочется иногда согрешить… И это постоянное сидение на двух стульях делает человека очень несчастным.

— Возможно, и это только предположение, потому что трудно говорить за человека, который ушел на костер, для Жанны это стало состоянием некоего счастья, мира с самой собой. Она приняла решение и взяла ответственность на себя за это решение. Да, телу очень больно, но, наверное, вот это равновесие, мир в душе, очень важны.

— В пьессе ищут героя. И детектив в том, что каждый из персонажей играет свою историю. И практически до конца не понятно, какую интригу они ведут, потому что каждый знает больше, чем он пытается другим сказать. Они часто играют противоположное, не то, что на самом деле хотят. Например, Бог на протяжении всей пьесы убеждает Жанну, что люди – это червяки, за которых не стоит сражаться. А ведь должно быть все наоборот. Она ждет, что Бог ей скажет: давай, давай, иди на костер, спасай людей! А он говорит обратное, и возникает странное ощущение: что ж это за Бог такой?! Тоже происходит и с Палачом, и с самой Жанной. Каждый из них не дорассказывает что-то о себе. И возникает ощущение: а может быть, это и не Бог, а может быть, это и не Палач, а может быть, это и не Жанна…

— И в результате получается, что Бог и Палач – это практически партнеры, что они вместе разыгрывают какую-то пьесу для Жанны. Потому что никто из них в лоб не говорит: делай так и так. Они ходят какими-то кругами. Помните: «Если бы Бог не оставил Иисуса, тот не стал бы Христом»?! И вот то, что человек должен сам, без чьей либо помощи принять подобное решение, и становится главным смыслом игры вокруг Жанны. Она, конечно, надеется, что придет Бог, и все разрулит, все решит, поможет. А он, вдруг, начинает ей говорить совершенно противоположные вещи. И вот в этот момент возникает ощущение, что это игра, театр, что Жанну все разыгрывают. А в какой-то момент появляется ощущение, что это она всех разыгрывает. Но подвиг в результате свершается, потому что каждый человек, на самом деле, чувствует внутри себя, как правильно поступить. Только он находит кучу «отмазок», чтобы так не поступать: из-за страха, из-за лени и еще по каким-то причинам.

— И в какой-то момент уже зритель начинает сомневаться, а это вообще Жанна? Но мне кажется, что пьеса отчасти и о том, что не важно – Жанна ты или не Жанна. Важно, как ты поступишь, какое решение ты примешь, когда наступит ответственный момент. И ты в итоге становишься героем и совершаешь то, что в конечном итоге отразится на многих-многих людях.

— В том-то и странность игры: все всё знают, но делают вид, что ничего не знают. У каждого свои цели, но, по сути – цель одна: чтобы герой возник, чтобы подвиг состоялся. Но нельзя человека заставить или соблазнить. Это должно быть его решение.

— Тема сомнения является основным исследованием в этом спектакле. Как оно появляется, как рождается, почему оно существует, как трансформируется в страхи, отчаяние, в отречение. И, в конце концов, как находится выход из состояния этих сомнений.

— Это трагический фарс. Все всё знают и играют – это фарсово. Но, вместе с тем, речь идет о жизни человека, который в конце погибает, и это, конечно, трагедия. Но, несмотря на трагизм, спектакль веселый.

— Я очень надеюсь, и рассчитываю на какой-то катарсис. Вообще, казнь – это всегда было зрелище. И люди в Средневековье приходили смотреть именно для того, чтобы испытать это сильное непередаваемое чувство: вот человек сейчас расстанется с жизнью, вот он уходит…

— Ну, конечно, мы Жанну жечь не будем. Но насчет финала еще думаем. Ведь, несмотря на то, что пьеса называется «Вторая смерть Жанны Д’Арк», она все-таки о рождении. О рождении героя. Поэтому мне бы хотелось оставить много надежды. Потому что пока есть такие герои, как Жанна, если они и дальше будут появляться среди людей, значит с человечеством еще не все покончено.

— Не важно, кто ты, главное, что в важный момент ты поступишь правильно. И это, как мне кажется, должно внушать большой оптимизм. Тем более что Жаннина история интересна еще и тем, что там маленькая девчонка. Не мужик какой-то брутальный, а девочка, которая не знала ничего, боялась мышей… И она находит в себе силы. Да, говорят, что Жанну вел Бог, но главное-то решение она приняла без него. Сама! Взвесив все, перепугавшись, отказавшись и снова согласившись… Взвесила и поняла: чтобы остаться человеком, она должна умереть. Вопрос, конечно не в том, что давайте все сгорим. А в том, что в любой ситуации нужно оставаться людьми, не важно, чего это будет стоить.

Интервью записала Полина Дудина, пресс-служба театра «Свободное пространство»

18

 

Выбор редакции

Информационная продукция для лиц старше 16 лет.

Copyright © 2021 РИА 57 - Все права защищены

To Top
121