Культура

В Орле с вдохновением снова убили Жанну д’Арк

  • 18
  • image00111
  • image00044
  • image00081
  • image00161
  • image00180
  • image00199
  • image00202
  • image00215
  • 18
  • image00111
  • image00044
  • image00081
  • image00161
  • image00180
  • image00199
  • image00202
  • image00215

Накануне, 10 апреля, в «Свободном пространстве» состоялась премьера трагического фарса по мотивам пьесы Стефана Цанева «Вторая смерть Жанны д’Арк». Произведение для тех, кому «за 18», и не только из-за натуралистической сцены насилия, но из-за вопросов, которые поднимают каждое новое слово, каждая страстная реплика. Смешно, грустно, страшно …

В темном сыром подземелье Орлеанская дева и спасительница Франции репетирует отречение. Завтра она или будет сожжена, или признает свою вину в совершении семидесяти смертных грехов. Дева учится ползать и считает ноги власть имущих, которые придется облобызать. Время от времени отвращение берет верх и кажется, что лучше сгореть, но она бьет себя по щекам и продолжает репетицию.

«Пробил час последнего подвига, Жанна! Голову вниз… Ты должна выжить: на колени! Ползи, Жанна!»

В ярости она снова сбивается со сценария и начинает вопрошать. Кто создал уродов? Не противно ли смотреть на свои жалкие подобия Господу?

И неожиданно появляется собеседник. Кашляющий старик в ветхом халате, всклокоченный, в домашних сандалиях и с банкой таблеток в кармане. Он представляется — он есть Бог. Это к нему обращены мольбы и просьбы Трампа, Путина, Меркель, Порошенко. И никто по-настоящему не верит, да и сам он уже не верит.

«Шут с ними, с людьми! Разочаровал меня человек, Жанна. Любимое мое создание! Мой образ и подобие. Какое там подобие… Если бы я был похож на человека, я бы тут же застрелился!»

Примером этого «подобия» выступает третий герой — Палач. Он восхищается Жанной, он патриот, но завтра возведет ее на костер и глазом не моргнет.

«Профессия это одно, а убеждения — другое. <…> Сейчас у всех души раздвоены».

Палач рассказывает, как было патриотично продать англичанам смерть Жанны д’Арк. Он уверен, что богачи, которые грабят и наживаются, «они грабят и наживаются не для себя, а для того, чтобы поднять дух народа!» Он пытается изнасиловать Деву Франции, а лишившись достоинства, внезапно воображает себя ангелом.

Были разговоры о свободе и судьбе Христа, о бесконечности рек крови и перерождении борцов за справедливость в хапуг, о крушении идеалов и лицемерии. А в финале треск сучьев и смерть, которая ставит самый важный вопрос: а есть ли вообще у человечества выбор или все ЭТО чужая воля.

Пьеса 1990 года сама по себе прекрасна. Спустя десятилетия с заменой пары фамилий она так же актуальна, как в Болгарии при первом прочтении. Режиссер Сергей Пузырев на сцене «Свободного Пространства» в 2018 году сумел дать актерам импульс к эмоциональному и многогранному творчеству. Ольга Виррийская показала, как из девчушки вырастает герой. Альберт Мальцев мастерски продемонстрировал кризис среднего божественного возраста. Но наибольшее впечатление (по моему мнению) произвел Владимир Козловский. Этот лихорадочный блеск глаз Палача, за секунду сменяющиеся благоговение и похоть, ярость и ужас, громогласные выступления с оглядкой. Я вижу такие патетичные «подобия» на митингах «Крымнаш» и «Всероссийских забастовках». И мне страшно …

18

(Фото Олеси Суровых).

Выбор редакции

Информационная продукция для лиц старше 16 лет.
To Top
121