Культура

ОГАТ с успехом рассказал историю «Первой любви»

театр тургенева

Орловский театр им. И.С.Тургенева 5 декабря собрал полный зал на спектакль «Первая любовь». Зрителей разных поколений, среди них ветераны войны и труда и учащиеся старших классов орловских школ.

Художественный руководитель Орловского академического театра Игорь Черкашин не стал «обновлять» классику. Он не превращает главного героя, 16-летнего влюблённого Володю, в современного тинэйджера. Он  остаётся ребёнком своего века, века отживающих дворянских усадеб и летних дач. Собственно, один из таких загородных особнячков выстроен на сцене: комната светла, всюду выбеленное дерево, на окнах кремовые занавески, а в центре гостиной расположился овальный стол с потёртыми дубовыми стульями. Сценография художника, обладателя театральной премии «ЗОЛОТАЯ МАСКА» Степана Зограбяна наполнена летним воздухом, свободным и звенящим, опьяняющим героев спектакля.

Но интереснее то, как режиссёр решает проблему существования тургеневского слова на сцене. Напомню, что спектакль «Первая любовь» — повесть, перенесённая на театральные подмостки, однако текст её не обретает драматической формы. Актёры в прямом смысле читают историю о юноше, который впервые столкнулся со страстью: молодой человек пережил её после встречи с младшей княгиней Засекиной, он увидел, как она может сводить с ума других мужчин (ведь на услужении у Зинаиды целая армия поклонников).

По воле режиссёра тургеневский текст попеременно читает то один, то другой артист. Но этот приём не дробит и не портит слово, напротив, делает его объёмным: словно каждый раз меняется угол обзора, оптика, с которой зритель может рассматривать происходящее. Эта перемена голосов и отношений держится на слаженном и очень сильном актёрском ансамбле. Артисты произносят прозаический текст, но играют его как прописанную реплику. Видимо, это и делает спектакль Черкашина новым прочтением Тургенева: между строчками повести теперь — в реальном времени переживаемая человеческая эмоция.

И о чьей же первой любви этот спектакль: о недолгом увлечении юноши или о разрушающей страсти молодой женщины, полюбившей взрослого мужчину? Да, чувство Зинаиды кажется более драматичным и сильным, но на первом плане перед нами всё-таки история мальчика, жизнь которого перевернула влюблённость. И она-то уж точно никогда не выйдет из памяти.

(Фотограф Петр Мусатов).

Выбор редакции

To Top
121